:: LEX :: РАЗГРАНИЧЕНИЕ УГОЛОВНО-МАТЕРИАЛЬНЫХ И УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ НОРМ В ТЕОРИИ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
   
 
  Головна
  Як взяти участь в науковій конференції?
  Календар конференцій
  Акція! 100 грн на мобільний
  Наші збірники

Актуальні дослідження правової та історичної науки (випуск 30)

Термін подання матеріалів

11 березня 2021

До початку конференції залишилось днів 16


  Наукові конференції
 

  Корисні правові інтернет ресурси
 

 Корисні лінки
 
Нові вимоги до публікацій результатів кандидатських та докторських дисертацій
Юридичний форум
Законодавство України
Єдиний державний реєстр судових рішень


 Лічильники


 Лінки


 Наша кнопка
www.lex-line.com.ua - Міжнародні науково-практичні інтернет-конференції за різними юридичними напрямками

РАЗГРАНИЧЕНИЕ УГОЛОВНО-МАТЕРИАЛЬНЫХ И УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ НОРМ В ТЕОРИИ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
 
29.09.2008 12:36
Автор: Дудник Ангелина Николаевна, аспирантка Украинского государственного университета финансов и международной торговли
[Конституційне право. Міжнародне право]
Международное сотрудничество в борьбе с преступностью становится очень важным аспектом в борьбе с терроризмом всех видов и транснациональной организованной преступностью. Нормы, регламентирующие подобное сотрудничество составляют одну из юридических основ международного уголовного процесса и относятся к числу наименее разработанных в теории международного права.
До настоящего момента отсутствует понятийный аппарат международного уголовного процесса, начиная с самого этого понятия. Наряду с термином “уголовный процесс” широкое распространение получил термин “уголовное судопроизводство”. В законодательстве и правовой литературе оба термина употребляются как тождественные. Кроме того, необходимо учитывать тесную взаимосвязь уголовного процесса с уголовным материальным правом. Многие ученые указывают на наличие данной связи [1], которая состоит в том, что уголовное судопроизводство и уголовное материальное право имеют общую цель – борьбу с преступностью, при этом уголовное право определяет предмет данной деятельности, а уголовный процесс – порядок ее осуществления. Соответственно предмет международного уголовного процесса, разновидностью которого является уголовное судопроизводство, формируется под воздействием международного уголовного права.
Реализация международного уголовного права происходит в рамках международного и национального уголовного процессуального права. Уголовное судопроизводство производится посредством деятельности органов международной уголовной юстиции, осуществляющих на международном и национальном уровнях расследование, рассмотрение и разрешение уголовных дел о преступлениях, регламентированных международным уголовным правом.[2]
В теории международного права, большинство авторов относят нормы процессуального характера, нормы, посвященные регламентации процедуры исполнения наказания, а также нормы, относящиеся к судоустройству к нормам международного уголовного права как отрасли международного публичного права.
Так, например, И.И. Лукашук и А.В. Наумов определили международное уголовное право как отрасль международного публичного права, принципы и нормы которой регулируют сотрудничество государств и международных организаций в борьбе с преступностью.[3] В.П. Панов предложил под международным правом понимать систему принципов и норм, регулирующих сотрудничество государств в борьбе с преступлениями, предусмотренными международными договорами.[4]
Существует концепция, согласно которой, международное уголовное право - это комплексная отрасль, включающая в себя материальные и процессуальные нормы, которые, в свою очередь, могут относиться как к международному публичному, так и к международному частному, а также к национальному уголовному праву (Ю.А. Решетов).[5] Практически на этих же позициях стоит ряд других авторов - общим для них является то, что при определении международного уголовного права, сохраняются тенденции к определению его несамостоятельности как правовой отрасли, либо идет речь о комплексных предметах правового регулирования и источниковой базы.
Да, действительно, большинство международно-правовых актов уголовно-правового характера содержат как материально-правовые, так и уголовно-процессуальные нормы. В этой связи Ю.А.Решетов замечает, “в то время как некоторые правовые акты содержат только материальные нормы, а другие касаются исключительно вопросов процедуры, в целом их ряде содержатся нормы как материального, так и процессуального права”.[6]
Так, о комплексном характере международного уголовного права говорили такие международники, как Д.Дж. Бешаров (D.J. Besharov), Я. Динштейн (Y. Dinstein), М.Ш. Бассиони (M.Ch. Bassiouni).[7] В одном из новейших исследований международное уголовное право определялось как система международно-правовых принципов и норм, определяющих составы международных преступлений и преступлений международного характера, регулирующих деятельность органов международной юстиции, а также вопросы оказания межгосударственной помощи по уголовным делам.[8] Н.И. Костенко, говоря о международном уголовном праве как о «комплексной, самостоятельной отрасли международного публичного права», указывает, что оно представляет собой систему общепризнанных международно-правовых принципов и норм, регулирующих сотрудничество между субъектами международного права по предупреждению и привлечению виновных лиц за совершение международных преступлений и преступлений международного характера, а также «оказанию судебной помощи, проведению расследования, уголовного преследования и судебного разбирательства, применению и исполнению меры наказания, обжалованию и пересмотру судебных решений, оказанию правовой помощи по уголовным делам…»[9]
Нетрудно заметить, что в данных определениях смешаны материально-правовые, процессуальные и судоустройственные начала. Объединение в одной отрасли международного права материальных и процессуальных норм не всегда оценивается как положительное явление. Нельзя не согласиться с Е.Т. Усенко в том, что "каждой материальной отрасли национального права, как известно, соответствует процессуальное право, в принципе обособленное, а в науке международного права почему-то считается допустимым смешивать все воедино… Смешение в международном праве материальных и процессуальных норм порождает немалые затруднения".[10]
Представляется, что цитированная мысль весьма подходит к идее разъединения в международном праве материальных и процессуальных норм.
В теории положительно оценивается становление самостоятельного международного уголовного процесса («международного уголовного судопроизводства»).[11]
Определенным шагом в этом направлении следует считать принятие Комиссией международного права ООН проектов Устава Международного уголовного суда и Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества. Однако названия данных документов говорят в пользу разграничения уголовно-материальных и уголовно-процессуальных норм. То обстоятельство, что выработка Устава Международного уголовного суда осуществлялась в рамках работы над Кодексом преступлений против мира и безопасности человечества, не опровергает этого тезиса. Рабочая группа по подготовке проекта Устава, созданная Комиссией международного права и проходившей в 1992 г. 44-й сессии, в своем докладе, в частности, отметила, что Международный уголовный суд мог бы быть учрежден статусом в форме многостороннего договора. При этом государства, становясь участниками данного статуса, могли бы не быть одновременно сторонами Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества. [12] Тем самым подчеркивается важность процессуального права, регламентирующего работу Международного уголовного суда и отрицается его прикладной характер по отношению к праву материальному.
Кроме того, международные договоры, имеющие уголовно-правовой характер, довольно четко разграничивают вопросы материального права и процедуры, это свидетельствует, о том, что данные документы являются источниками как уголовно-материальных, так и процессуальных норм одновременно, и результатом эволюции видится окончательное оформление международного уголовного процесса и международного уголовного права в самостоятельную правовую отрасль.
В подтверждение данного суждения, приведем заключение В.Ф. Цепелева: «Тенденции развития международного уголовного права таковы, что в результате сближения, взаимопроникновения международной и внутригосударственной (национальной) систем права, международное уголовное право все более движется к оформлению в качестве самостоятельной синтезированной отрасли права, находящейся на стыке этих двух систем». [13]

Литература:
1. Фойницкий И.Я. Указ. соч., С.2; Строгович М.С. Указ.соч., С. 85; Учебник уголовного процесса. Под ред. А.Кобликова, М., 1995, С.16.
2. Лобанов С.А. Международно-правовые аспекты уголовного судопроизводства по делам о военных преступлениях // Государство и право. - 1998. - № 5. - С. 79.
3. Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право. - М., 1999. - С. 9.
4. Панов В.П. Международное уголовное право. - М., 1997. - С. 15.
5. Решетов Ю.А. Борьба с международными преступлениями против мира и безопасности. - М., 1983. - С. 63.
6. Решетов Ю.А. Борьба с международными преступлениями против мира и безопасности. М., 1983, с.169.
7. Besharov D.J. Evolution and Enforcement of International Criminal Law // International Criminal Law. - N.Y., 1986. - Vol. 1. - P. 59-60; Dinstein Y. International Criminal Law // Israel Law Review. - Jerusalem, 1985. - Vol. 20. № 2-3. - P. 206-208.
8. Каюмова А.Р. Международное уголовное право (становление и современные тенденции развития). Автореферат дисс. … канд. юрид. наук. – Казань, 1996. – С. 7,14-15.
9. Костенко Н.И. Развитие концепции международного уголовного права в отечественной литературе // Государство и право. – 2001. - № 12. – С. 88.
10. Усенко Е.Т. Соотношение и взаимодействие международного и национального права и Российская Конституция // Московский журнал международного права. - 1995. - № 2. - С. 25.
11. Костенко Н.И. Судопроизводство Международного уголовного суда – основа международного уголовного процесса // Государство и право. – 2001. - № 2. – С. 64-70; Лобанов С.А. Международно-правовые аспекты уголовного судопроизводства по делам о военных преступлениях // Государство и право. - 1998. - № 5. - С. 76-84.
12. Док. ООН А/46/10, п. 99 и Приложение к нему.
13. Цепелев В.Ф. Международное сотрудничество в борьбе с преступностью. – М., 2001. – С. 72.

e-mail: pangel@ukr.net
допомогаЗнайшли помилку? Виділіть помилковий текст і натисніть Ctrl + Enter




 Інші наукові праці даної секції
THE QUESTION OF CORRELATION CONCEPTS “THE RIGHT TO FREEDOM OF THOUGHT AND SPEECH” AND “THE PROHIBITION TO DISSEMINATE INFORMATION AS ONE KIND OF THE DEFENCE PERSONAL NON-PROPERTY RIGHTS”
30.09.2008 22:53
МІЖНАРОДНЕ ГУМАНІТАРНЕ ПРАВО, ЯК ДІЄВИЙ ІНСТРУМЕНТ ВИРІШЕННЯ НАГАЛЬНИХ МІЖНАРОДНИХ ПРОБЛЕМ В КОНТЕКСТІ ЙОГО ЗАСТОСУВАННЯ НА ПРИКЛАДІ ДІЯЛЬНОСТІ ОКРЕМИХ МІЖНАРОДНИХ НЕУРЯДОВИХ ОРГАНІЗАЦІЙ
27.09.2008 17:52




© 2006-2021 Всі права застережені При використанні матеріалів сайту посилання на www.lex-line.com.ua обов’язкове!


 Голосування 
З яких джерел Ви дізнались про нашу конференцію:

соціальні мережі;
інформування електронною поштою;
пошукові інтернет-системи (Google, Yahoo, Meta, Yandex);
інтернет-каталоги конференцій (science-community.org, konferencii.ru, vsenauki.ru, інші);
наукові підрозділи ВУЗів;
порекомендували знайомі.
з СМС повідомлення на мобільний телефон.


Результати голосувань Докладніше