:: LEX :: ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ДОВЕДЕНИЕ ДО БАНКРОТСТВА ПО УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ УКРАИНЫ И РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА
UA  RU  EN
 
  Головна
  Як взяти участь в науковій конференції?
  Календар конференцій
  Редакційна колегія. ГО «Наукова спільнота»
  Договір про співробітництво з Wyzsza Szkola Zarzadzania i Administracji w Opolu
  Архів

Актуальні дослідження правової та історичної науки (випуск 59)

Термін подання матеріалів

14 березня 2024

До початку конференції залишилось днів 18


  Наукові конференції
 

  Корисні правові інтернет ресурси
 

 Корисні лінки
 
Нові вимоги до публікацій результатів кандидатських та докторських дисертацій
Юридичний форум
Законодавство України
Єдиний державний реєстр судових рішень


 Лічильники


 Лінки


 Наша кнопка
www.lex-line.com.ua - Міжнародні науково-практичні інтернет-конференції за різними юридичними напрямками

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ДОВЕДЕНИЕ ДО БАНКРОТСТВА ПО УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ УКРАИНЫ И РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА
 
01.03.2017 12:21
Автор: Стати Виталий Анатольевич, кандидат юридических наук, Департамент уголовного права Государственного университета Молдовы (г. Кишинев)
[Секція 4. Кримінальне право. Кримінальне процесуальне право. Криміналістика. Кримінологія. Кримінально-виконавче право. Медичне право]

Статья 219 Уголовного кодекса Украины (далее – УКУ) устанавливает ответственность за доведение до банкротства, то есть за умышленное, из корыстных побуждений, иной личной заинтересованности или в интересах третьих лиц совершение гражданином - учредителем (участником) или служебным лицом субъекта хозяйственной деятельности действий, которые привели к устойчивой финансовой несостоятельности субъекта хозяйственной деятельности, если это нанесло крупный материальный ущерб государству или кредитору. В Уголовном кодексе Республики Молдова (далее – УК РМ) ответственность за подобное преступление предусматривается в ч. (1) и (2) ст. 252. Так, частью (1) этой статьи устанавливается ответственность за умышленную несостоятельность, повлекшую причинение кредитору ущерба в крупных размерах. Согласно ч. (2) ст. 252 УК РМ ответственность отягчается, если то же деяние: а) совершается двумя или более лицами; b) влечет причинение ущерба в особо крупных размерах.

В уголовно-правовой доктрине высказываются различные точки зрения по поводу непосредственного объекта преступления, предусмотренного ст. 219 УКУ: «общественные отношения в сфере исполнения субъектами хозяйственной деятельности своих финансовых обязательств» [1, 655 с]; «порядок осуществления и прекращения хозяйственной деятельности» [2, с. 147]; «установленный законодательством порядок осуществления хозяйственной деятельности в части обеспечения безопасности интересов граждан, юридических лиц и государства от рисков, связанных с неплатежеспособностью (стойкой финансовой несостоятельностью) субъектов хозяйственной деятельности, который юридически фиксируется при рассмотрении дел о банкротстве такого субъекта» [3, с. 676]; «установленный порядок занятия хозяйственной деятельностью в части защиты имущественных интересов кредиторов, в том числе фискальных органов государства по удовлетворению их претензий за счет имущества должника - субъекта хозяйственной деятельности, а также предусмотренная законодательством процедура восстановления платежеспособности должника или признания его банкротом, призванная оздоровить экономику и создать слой эффективных собственников» [4, с. 594].

Примерно такой же разброс мнений наблюдается в отношении непосредственного объекта преступления, предусмотренного ч. (1) и (2) ст. 252 УК РМ: «Основным непосредственным объектом являются общественные отношения, которые охраняют законную предпринимательскую деятельность, банковскую деятельность и т.д., и которые обеспечивают законные интересы кредиторов. Дополнительным непосредственным объектом выступают общественные отношения, которые обеспечивают имущественные интересы кредиторов» [5, р. 550]; «общественные отношения, возникающие и существующие в сфере осуществления законной предпринимательской деятельности, посредством которых охраняются интересы кредиторов в условиях несостоятельности должника» [6, с. 631]; «общественные отношения по поводу правомерности исполнения должником обязательств перед кредиторами» [7].

Касательно непосредственного объекта преступления, предусмотренного ч. (1) и (2) ст. 252 УК РМ, считаем наиболее приемлемой последнюю из вышеперечисленных точек зрения. Основания для такого вывода содержатся в некоторых положениях Закона Республики Молдова «О несостоятельности» (к примеру – в ч. (1) и (2) ст. 24, ст. 25, ч. (2) ст. 84 и ч. (1) ст. 85). Анализ данных положений указывает на то, что именно от соответствия закону исполнения должником обязательств перед кредиторами зависит эффективность процедуры реструктуризации или процедуры банкротства, а также распределения дебиторской массы.

В ст. 219 УКУ и в ч. (1) и (2) ст. 252 УК РМ предмет преступления прямо не указывается, но подразумевается. Например, О. А. Круглова считает, что предметом преступления, указанного в ст. 219 УКУ, является имущество предприятия [8, с. 10]. Исследование положений ст. 85, 107-109 и 111 Закона Республики Молдова «О несостоятельности» приводит к выводу, что предметом преступления, предусмотренного ч. (1) и (2) ст. 252 УК РМ, должны признаваться: 1) движимое или недвижимое имущество, входящее в активы должника; 2) движимое или недвижимое имущество, входящее в пассивы должника; 3) любой документ бухгалтерской или статистической отчетности, содержащий сведения об экономическом положении должника (бухгалтерские отчетные документы, журнал заседаний и решений общих собраний, реестр акций и т.д.); 4) любой документ или аудио-, видеозапись, содержащие информацию о том, кому, когда, в какой форме была передана часть имущества должника, либо другие данные, представляющие интерес для кредиторов (например, данные о размере имущества, о его местонахождении и т.д.).

В соответствии со ст. 219 УКУ, ущерб наносится государству или кредитору. Согласно ч. (1) ст. 252 УК РМ, ущерб причиняется кредитору. Впрочем кредитором может быть и государство. Такое высказывание находит подтверждение в ч. (7) ст. 70 Закона Республики Молдова «О несостоятельности». Таким образом, по сути, ст. 219 УКУ и ч. (1) и (2) ст. 252 УК РМ очерчивают одинаковый круг пострадавших.

Преступление, предусмотренное ст. 219 УКУ, с точки зрения объективной стороны предполагает совершение действий, которые привели к устойчивой финансовой несостоятельности субъекта хозяйственной деятельности, если это нанесло крупный материальный ущерб государству или кредитору. Для сравнения, деяние, указанное в ч. (1) и (2) ст. 252 УК РМ, может проявляться  не только в виде действия, но и в виде бездействия.

По мнению С. В. Черкашина, ст. 219 УКУ предусматривает две разновидности преступных последствий: устойчивая финансовая несостоятельность является основным последствием, а крупный материальный ущерб – производным, однако для квалификации необходимо наличие обоих последствий [9]. В ч. (1) и (2) ст. 252 УК РМ прямо указывается лишь на причинение ущерба в крупных или особо крупных размерах. При этом косвенно имеется в виду, что деяние в виде действия или бездействия по умышленной несостоятельности предполагает создание или увеличение несостоятельности. Другими словами, ущерб в крупных или особо крупных размерах является прямым следствием несостоятельности. В этом смысле преступление, предусмотренное ст. 219 УКУ, не отличается от преступления, указанного в ч. (1) и (2) ст. 252 УК РМ.

Обстановка совершения преступления является обязательным признаком объективной стороны преступления, предусмотренного ч. (1) и (2) ст. 252 УК РМ. Имеется в виду возбуждение процесса несостоятельности или процесса банкротства либо предвидение несостоятельности. Отсутствие такой обстановки говорит о необходимости квалификации содеянного как мошенничества, присвоения чужого имущества, злоупотребления властью или служебным положением, изъятия, хищения, сокрытия, повреждения или уничтожения документов, печатей, штампов или бланков и т.д.

Деяния, предусмотренные ст. 219 УКУ и ч. (1) и (2) ст. 252 УК РМ, являются умышленными. Для наступления ответственности по ст. 219 УКУ обязательным условием является совершение преступления из корыстных побуждений, иной личной заинтересованности или в интересах третьих лиц. В ч. (1) и (2) ст. 252 УК РМ не указаны специальные мотивы преступления.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 219 УКУ, признается гражданин - учредитель (участник) или служебное лицо субъекта хозяйственной деятельности. Субъект преступления, указанного в ч. (1) и (2) ст. 252 УК РМ – это должник или лицо, представляющее должника.




Литература:

1. Баулін Ю. В., Борисов В. І., Гавриш С. Б. та ін. Кримінальний кодекс України: Науково-практичний коментар / За заг. ред. В. В. Сташиса, В. Я. Тація. – Київ: Концерн «Видавничий Дім «Ін Юре»», 2003. – 1196 с.

2. Селецький С.І. Кримінальне право України. Особлива частина. Навчальний посібник. – Київ: Центр учбової літератури, 2008. – 496 с.

3. Науково-практичний коментар Кримінального кодексу України / За ред. М. І. Мельника, М. І. Хавронюка. – Київ:  Юридична думка, 2010. – 1288 с.

4. Дудоров О. О. Злочини у сфері господарської діяльності: кримінально-правова характеристика. – Київ: Юридична практика, 2003. – 924 с.

5. Barbăneagră A., Alecu Gh., Berliba V. et al. Codul penal al Republicii Moldova: Comentariu (Legea nr.985-XV din 18 aprilie 2002. Cu toate modificările operate până la republicare în Monitorul Oficial al Republicii Moldova nr.72-74/195 din 14.04.2009. Adnotat cu jurisprudenţa CEDO şi a instanţelor naţionale). – Chișinău: Editura Sarmis, 2009. – 860 p.

6. Гырла Л.Г., Табарча Ю.М. Уголовное право Республики Молдова: Часть особенная: С изменениями и дополнениями на 10 октября 2010 года. Том 1. – Кишинэу: Cartdidact, 2010. – 712 с.

7. Reniță Gh. Insolvabilitatea intenționată și insolvabilitatea fictivă: propuneri de perfecționare a art.252 și 253 CP RM. În: Rolul științei și educației în implementarea acordului de asociere la Uniunea Europeană. Materialele Conferinței științifice internaționale (Chișinău, 05.02.2015). Iași: Vasiliana 98, 2015, p. 411-417.

8. Круглова О.О. Кримінальна відповідальність за доведення до банкрутства (аналіз складу злочину): Автореферат дисертації на здобуття наукового ступеня кандидата юридичних наук. – Харків, 2005. – 18 с.

9. Черкашин С. В. Кримінально-правова характеристика доведення до банкрутства // Право і суспільство. – 2016. – № 1. – С. 208-213.



Creative Commons Attribution Ця робота ліцензується відповідно до Creative Commons Attribution 4.0 International License

допомогаЗнайшли помилку? Виділіть помилковий текст і натисніть Ctrl + Enter




 Інші наукові праці даної секції
ВИЗНАЧЕННЯ ПОНЯТТЯ РЕСОЦІАЛІЗАЦІЯ ЗАСУДЖЕННИХ
28.02.2017 13:10
СУТНІСТЬ ПОБУДОВИ ВЕРСІЙ ПРИ ПЛАНУВАННІ РОЗСЛІДУВАННЯ КОНТРАБАНДИ
27.02.2017 12:19
ПЕРСПЕКТИВИ РОЗВИТКУ МЕДИЧНОГО ПРАВА В УКРАЇНІ
24.02.2017 13:53
СВІДОЦЬКИЙ ІМУНІТЕТ АДВОКАТА У КРИМІНАЛЬНОМУ ПРОЦЕСІ
10.03.2017 22:14
ПРОБЛЕМИ ІСНУВАННЯ ТА РОЗВИТКУ ІНСТИТУТУ СІМ’Ї В УКРАЇНІ
10.03.2017 22:08
РОЗШИРЕННЯ ПРАВ ПОТЕРПІЛОГО ЩОДО МОЖЛИВОСТІ ПРОВЕДЕННЯ НЕГЛАСНИХ СЛІДЧИХ (РОЗШУКОВИХ) ДІЙ
02.03.2017 16:06
ПРОХАННЯ НЕПРАВОМІРНОЇ ВИГОДИ" В СКЛАДІ КОРУПЦІЙНИХ ЗЛОЧИНІВ (ст. 354, ст. 368, ст. 368-3, ст. 368-4 КК УКРАЇНИ)
02.03.2017 11:25




© 2006-2024 Всі права застережені При використанні матеріалів сайту посилання на www.lex-line.com.ua обов’язкове!


Наукова спільнота - інтернет конференції
Міжнародна інтернет-конференція з економіки, інформаційних систем і технологій, психології та педагогіки
Наукові конференції
Актуальні дослідження правової та історичної науки. Юридична лінія
 Голосування 
З яких джерел Ви дізнались про нашу конференцію:

соціальні мережі;
інформування електронною поштою;
пошукові інтернет-системи (Google, Yahoo, Meta, Yandex);
інтернет-каталоги конференцій (science-community.org, konferencii.ru, vsenauki.ru, інші);
наукові підрозділи ВУЗів;
порекомендували знайомі.
з СМС повідомлення на мобільний телефон.


Результати голосувань Докладніше